мая 22

Однажды во время обсуждения хлебопоставок, в начале 30-х годов, секретарь одной из областей сострил, говоря о том, что его область не может поставить больше зерна:
- Как говорят французы, даже самая прекрасная женщина не может дать больше того, что у нее есть.
Сталин поправил:
- Но она может дать дважды.

Старуха пришла в милицию:
- Заберите моего старика.
- А за что?
- Да ничего не делает, только жрёт, как маршал всё равно.
- Ах, вот ты какая!
Арестовали старуху. Старик ждёт её дома, ждёт, тоже пришёл в милицию:
- У меня старуха пропала.
- Мы её арестовали.
- За что?
Пересказали ему её слова.
- Ах, она дура этакая! Ну врёт, ну врёт, прямо как по радио!
Арестовали и старика.
Во второй половине 30-х годов к загородному дому Буденного подъехали машины. Из них выскочили вооруженные люди и оцепили дачу. Маршал приказал адъютантам занять круговую оборону. В окна выставили пулеметы и открыли огонь. Прибывшие залегли, прячась за деревья. Сам Буденый побежал к телефону и позвонил Сталину. Сталин спросил: - Полчаса продержишься? - Думаю, продержусь. Через полчаса прибыла еще одна машина и гости были отозваны. Сталин позвонил Буденому и, узнав, что все в порядке, сказал: - А пулеметы ты сдай. Два пулемета Буденыи сдал, но четыре все-таки оставил на чердаке.

Трое в Гулаге рассказывают, кого за что посадили. Первый:
- Я на пять минут опоздал на работу, и меня обвинили в саботаже. Второй:
- А я, наоборот, пришел на пять минут раньше, и меня обвинили в шпионаже.
Третий:
- А я пришел точно вовремя, и меня обвинили в подрыве советской экономики путем приобретения часов в капиталистической стране.

Водитель Берии частенько привозил ему девочек-школьниц на ночь. Но однажды очередная девочка вышла от Берии буквально через пять минут и гордо уселась в авто. Удивленный водитель:
- Так быстро?!
- Я ему достойно отказала! Он сказал, что я могу идти домой, и даже подарил букет цветов.
- Дура. Это не букет, а венок.

От Сталина осталось: две смены белья, пара сапог, несколько кителей, четыре рубля сорок копеек и гигантская империя.

На могилу Сталина положили венок: "Посмертно репрессированному от посмертно реабилитированных".

Франкфуртский аэропорт, небо загружено до предела, самолеты взлетают и садятся с 5-минутным интервалом, диспетчеры потные. На посадку заходит один из первый рейсов Аэрофлота в ФРГ. Промахивается по полосе и уходит на второй круг, ломая весь график. Диспетчер раздраженно орет в микрофон рации:
- Вы что, раньше никогда не летали во Франкфурт?!
Из динамика спокойный ответ пилота:
- Почему же, летал... Но это было в 43-м, и мы тогда не садились...

Наркома сельского хозяйства Украины вызвали на Политбюро, Он спросил: - Как я должен докладывать: коротко или подробно? - Как хотите, можете коротко, можете подробно, но регламент три минуты, - ответил Сталин.

- Мы награждаем ткачиху Стеценко отрезом на платье, а бригадира Иванову - бюстом товарища Сталина. Голос из зала: - Так ей, сволочи, и надо.

К академику Варге - личному советнику Сталина по экономике - пришли трое военных. - Вы арестованы. Под предлогом сборов Варга вышел в кабинет и позвонил Сталину: - За мной пришли. - Позовите старшего по званию. Руководитель группы доложил: - Капитан Петров слушает. - Товарищ капитан, покиньте квартиру академика. - Товарищ Сталин, я исполняю приказ товарища Берия арестовать академика Варгу. - Товарищ капитан, попросите к телефону следующего по званию. Трубку взял лейтенант, послушал, вытащил из кобуры наган и застрелил капитана. Поредевшая группа захвата взяла своего бывшего начальника за ноги и поволокла к выходу.

Сталин рассматривает разные проекты памятника Пушкину. Проект первый: Пушкин читает Байрона. - Это верно исторически, но неверно политически: где генеральная линия? Проект второй: Пушкин читает Сталина. - Это верно политически, но неверно исторически: во время Пушкина товарищ Сталин еще не писал книг. Исторически и политически верным оказался третий проект: Сталин читает Пушкина. Когда же памятник открыли, увидели: Сталин читает Сталина.

У наркоминдела М.М. Литвинова арестовали жену. Он жалуется Сталину на действия наркомвнудела Ежова. Сталин отвечает: - У товарища Ежова, очевидно, есть на нее материалы. - Товарищ Сталин, у него и на вас есть материал!

Как-то иностранные корреспонденты спросили Сталина: - Почему на гербе Армении изображена гора Арарат, ведь она не находится на территории Армении? Сталин ответил: - На гербе Турции изображен полумесяц, а ведь он тоже не находится на территории Турции.

Однажды рано утром академика Тарле разбудил телефонный звонок.
- Товарищ Тарле, вы читали сегодняшнюю "Правду"?
- Нет, товарищ Сталин. Еще не успел.
- Ну и хорошо! И не читайте. А то я недоглядел.
Тарле раскрыл газету и обнаружил разгромную статью о его последней книге. Все удивлялись, как легко Тарле переживает случившееся. А через день "Правда" опубликовала о его книге положительную статью.

Человек кричит на Красной площади:
- Долой тирана!
Его схватили и к Сталину. Берия спрашивает в лоб:
- Кого ты имел и виду?
- Гитлера, конечно...
рассерженно:
- А ты, Лаврентий, кого?

- Почему Ленин носил ботинки, а Сталин - сапоги?
- При Ленине Россия была загажена лишь по щиколотку.

У Сталина пропала трубка. Берия начал расследование. К вечеру арестовали сто человек, а утром уборщица трубку нашла.
Сталин звонит Берия: "Лаврентий, нашлась трубка!"
- Хорошо, товарищ Сталин, но у меня уже все, за исключением одного, признались, что украли трубку.
- За исключением одного?! Продолжай расследование.

Когда в 1937 году Вера Мухина создала скульптурную группу "Рабочий и колхозница", в инстанции пришел донос: в складках платья колхозницы вырисовывается физиономия Троцкого. На завод, где отливалась скульптура, приехал Молотов, а еще через несколько дней - Сталин. Он минут двадцать молча всматривался в платье и, не сказав ни слова, уехал. А скульптура Мухиной отправилась на всемирную парижскую выставку.
***

В 30-х годах Сталин пригласил к себе четырех известных режиссеров:
- Что вам, товарищи, нужно для успешной работы? Просите, не стесняйтесь. Мы постараемся помочь.
Ромм пожаловался, что ютится с больной женой в одной комнате.
- Будет вам квартира, - сказал Сталин.
Пудовкин объяснил, то лучше всего работается за городом.
- Будет вам дача, - пообещал Сталин.
Пырьев сказал, что он слишком много сил тратит, чтобы добираться до дачи.
- Будет вам машина, - ответил Сталин.
Александров замялся: у него слишком большая просьба.
- Говорите, не стесняйтесь.
- Я хотел бы, товарищ Сталин, получить вашу книгу "Вопросы ленинизма" с автографом.
- Будет вам книга с автографом.
Квартиру, машину и дачу Александров получил в качестве приложения к книге.

Сталин проезжал по Москве мимо церкви Спаса-на-Бору, шедевра XV века. Рядом с церковью лежали дрова.
- Убрать! - буркнул Сталин.
Переспрашивать, что именно убрать, никто не посмел, поэтому дрова вывезли, а церковь снесли.

Антирелигиозный агитпоход в Поволжье, 30-е годы, село. После лекции на тему: "Религия - опиум для народа" на лавочке сидят старики, к ним подходит лектор:
- Ну как, теперь вы поняли, что бог - это плохо?
- Мы всегда были против бога, да покарает его Аллах...

Пришел к Сталину академик Капица и говорит: "Арестован физик Ландау, а он мне нужен". Сталин смотрит на Берия. Берия говорит: "Ландау арестован как шпион". Сталин пожимает плечами. Капица говорит: "Но он мне нужен". Берия отвечает: "Ландау признался в диверсионной деятельности". Сталин разводит руками. Капица не отступается: "Ландау мне нужен". Берия говорит: "Уже состоялся суд и признал Ландау виновным". Сталин теряет терпение: "Слушай, Берия! Видишь, он человеку нужен. Раз нужен - дай!"

Глубокая ночь. Сталин снимает трубку:
- Слушай, Молотов, ты все еще заикаешься?
- Да, товарищ Сталин, немного, но, если надо для партии, я...
- Нет, ничего, спи спокойно!
Набирает номер Микояна:
- Слушай, товарищ Микоян, сколько было бакинских комиссаров? И сколько погибло?
- Двадцать семь, товарищ Сталин, а погибло двадцать шесть.
- А, ну ничего, ничего, спи спокойно, дорогой наш двадцать седьмой бакинский комиссар!
Сталин звонит Берия:
- Слушай, Берия, ты все еще занимаешься девочками?
- Нет, не очень... Так, иногда...
- Ну, ничего, ничего, спи спокойно!
Сталин кладет трубку.
- Ну вот, соратников успокоил, можно и самому уснуть!

Как известно, в Великую Отечественную Войну было у нас немало хороших полководцев. Одним из таких достойных генералов был Чуйков, командовавший обороной Сталинграда. Несмотря на свои способности стратега, он даже среди коллег (!!!) слыл человеком грубым и несдержанным. Наорать на подчиненного генерала и дать тому по морде было делом обычным. Так вот после войны, как известно, Жуков впал в немилость и был поставлен командующим Уральского военного округа; Чуйков же, напротив, пошел в гору. Надо ли объяснять, что отношения между ними были, прямо сказать, нехорошие?..
Это прелюдия. Сама же сказка, точнее, быль, такова. Была у Чуйкова дочка Нелли. Эдакая "playgirl", в смысле что представительница тогдашней "золотой молодежи". И поступать означенное дитя решило не куда-нибудь, а на ИстФак МГУ. Причем, как и следовало ожидать, получила "2" по истории. А на следующий день - такая картина. Идут те же самые преподаватели принимать экзамены на другой факультет, (причем дело было в здании на Моховой). И выходят они еще из метро, а там оцепление, и сплошь из капитанов. Прошли подале - еще одно, из майоров. Подходят к зданию - оцепление из полковников уже. В самом здании сплошь генералы. Преподавателей приглашают в кабинет, там декан, Чуйков (Ч) и его отпрыск (Н), скромно ожидающий разборок. Профессоров, соответственно, вопрошают, мол, что же это такое, ребенок Героя Советского Союза поступает, и на тебе?.. На что профессор Б. и отвечает:
(Б) - А вы знаете, что мы у нее спросили?
(Ч) - Нет. Что?
(Б) - Кто командовал обороной Сталинграда.
(Ч) - И что она вам ответила?
(Б) - А вы у нее спросите.
Чуйков поворачивается к ребенку и спрашивает: "Что?!" На что ребенок, потупив взор, и ответствовал:
(Н) - Жуков...
История сохранила для потомков дикий вопль оскорбленного в лучших чувствах генерала:
"НА ДАЧУ!!! МЫТЬ ПОЛЫ!!! И ЧТОБ Я ТЕБЯ БОЛЬШЕ ЗДЕСЬ НЕ ВИДЕЛ!!!..."

Перед открытием метрополитена главный редактор "Вечерней Москвы" сообщил, что следующий номер будет посвящен откликам трудящихся на это славное событие. Сотрудники разошлись собирать отклики. В кабинете редактора задержался репортер Трофим Юдин: ему в голову пришла дерзкая мысль взять интервью у Сталина, совершившего накануне ознакомительную поездку. Он подошел к вертушке и сделал вызов. Ответил сам Сталин.
- Здравствуйте, товарищ Сталин, это говорит работник "Вечерней Москвы"...
- Кто-кто?
- Трофим Юдин, товарищ Сталин, из газеты "Вечерняя Москва". Я хотел спросить, товарищ Сталин, понравилось ли вам метро?
- Записывайте: метро понравилось. Московское метро - лучшее в мире. Сталин.
- Спасибо, товарищ Сталин.
Когда об этом интервью узнал главный редактор, с ним случилась истерика. Печатать? А вдруг Юдин врет. Не печатать? А если правда?
- Добудь мне подтверждение, не то - уволю!
Юдин позвонил Сталину:
- Товарищ Сталин, меня увольняют - не верят.
- Скажите, что я не велел вас увольнять.
Юдина не уволили, и он пересидел в газете шестерых редакторов.

Это было в Великую отечественную войну под Сталинградом. Рассказал историю дядя моего отца, служивший там в одной пехотной части поваром. Попали они в окружение, обоз с полевой кухней где-то потерялся. Сидят солдаты голодные целый день. Не выдержали, решили послать хоть кого-то за кухней. А к ним как раз двух узбеков из горных кишлаков прислали - они ни стрелять, ни говорить ни на каком кроме своего местного диалекта не могут. И вот дядя моего отца (казах по национальности) кое-как на общетюркском объяснил им куда, зачем, как и в какие сроки идти. Дали им два ведра, рюкзаки, ружья и послали с богом. Проходит полдня, день, второй... От них ни слуху, ни духу. Командир в ужасе - послал на верную смерть новобранцев! Отправили опытного разведчика за ними. Он день пропадал, приходит и говорит, что никаких следов их не нашел. И кухни тоже, соотвественно. Вдруг на третий день этих мытарств появляются оба узбека в шикарных шинелях, вооруженные до зубов, с огромными фирменными рюкзаками, битком набитыми импортными консервами, в руках по огромным военным кастрюлям с еще горячим супом. А на шее у одного из них щиток с надписью: "Товарищ Сталин! Они для нас не язык, а для вас не солдаты. Отправьте их домой!"

Ялтинская конференция. Сталин, Рузвельт и Черчилль едут в одной машине по горной тропе. Дорогу преграждает бык. Сталин выходит из машины, что-то говорит быку на ухо, тот убегает. Союзники спрашивают:
- Что вы ему сказали, что он так испугался?
- Сказал: "Не уйдёшь, в колхоз пошлю."

Популярность: 25%

Метки:,

Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.